• «Траст», который пока не лопнул…

     

    Арбитражные процессы, призванные определить сумму финансовых претензий к компании ЮКОС перед ее продажей, послужили поводом для многочисленных исков со стороны госструктур и акционеров группы «Менатеп». Жесткими требованиями к ЮКОСу среди других истцов выделяется Инвестиционный банк «Траст». До конца 2004 года он принадлежал Ходорковскому и Лебедеву. Менеджмент банка, выкупивший его у олигархов, активно открещивается от фигурантов «дела ЮКОСа». Однако, многое говорит о том, что «Траст» и сегодня действует в интересах своих прежних хозяев.

    Офшоры не пройдут!

    27 ноября Арбитражный суд РФ завершил рассмотрение требований, предъявленных кредиторами ЮКОСа в ходе конкурсного производства. Урегулирование спорных финансовых вопросов является обязательной процедурой перед продажей компании. Суд определил, что право на возмещение долгов имеет Федеральная служба судебных приставов. Сумма составила 37,5 млрд. рублей. Правопреемником по этим требованиям выступила Федеральная налоговая служба. Общая сумма претензии ФНС - 392 млрд. рублей. Правда она может увеличиться до 430 млрд. если 25 декабря 2006 года в ходе дополнительного рассмотрения исковых требований за 2005 год, суд обяжет ЮКОС выплатить еще 38 млрд. Ранее конкурсное управление ЮКОСа согласилось внести в реестр 12 млрд. рублей ОАО «Томскнефть ВНК» и около 2 млрд. рублей ОАО «Самаранефтегаз». Дополнительные требования этой компании на 3 млрд. рублей суд рассмотрит так же 25 декабря.

    Сейчас признанная сумма требований к ЮКОСу составляет около 667 млрд. рублей. При этом суд отклонил претензии еще почти на 230 млрд. рублей. Что интересно, 196,5 млрд. рублей из этих средств – это «долги» перед аффилированными компаниями. Проще говоря, перед «дочками» ЮКОСа, которыми сегодня в офшорах управляют бывшие менеджеры и акционеры компании. Так, люксембургская Yukos Capital S. a. r. l. требует выплатить 128 млрд. рублей. Glendale Group Ltd. зарегистрированная на Британских Виргинских островах - 65,5 млрд. рублей. Словом, члены команды Ходорковского пытаются таким способом «отколоть» от ЮКОСа последние «сладкие кусочки».

    Между тем известно, что в отношении двух названных компании заведены уголовные дела по факту мошенничества. Кредиты, возврата которых требует Yukos Capital, выдавались деньгами самого ЮКОСа. Glendale, кстати, возглавляет бывший финдиректор ЮКОСа Брюс Мизамор. В отношении него и Стивена Тиди расследуются, как известно, уголовные дела. Требования Glendale основаны на том, что в свое время, компания получила векселя, принадлежащие аффилированным с ЮКОСом ООО «Фаргойл» и ЗАО «ЮКОС-М». Документы не были оформлены в соответствии с правилами публичного обращения бумаг и предназначались только для внутренних расчетов. После того, как в 2005 году в «Фаргойле» часть векселей на сумму 3 млрд. долларов похитили, сам ЮКОС объявил бумаги внутрикорпоративными и запретил принимать их к оплате от сторонних владельцев. Так что теперь, желание Мизамора урвать «кусок» своей бывшей компании наиболее ярко характеризует деловые принципы, которыми руководствовались прежние хозяева ЮКОСа.

    «Траст» на все времена

    Среди финансовых требований к ЮКОСу особо выделяются претензии инвестиционного банка «Траст». Банкиры требует от ЮКОСа выплатить около 3 млрд. рублей по непогашенным векселям. Руководство банка характеризует свою позицию, как независимую от влияния прежних владельцев, а действия, как рыночные.

    Известно, между тем, что до конца 2004 года менеджеры «Траста» были тесно связаны с руководством ЮКОСа через МФО «Менатеп», владевшее контрольным пакетом акций банка. В 2003 году «юкосовцы» хотели создать на базе «Траста» и принадлежавшего им банка «Менатеп СПб» гигантский холдинг. За этим процессом стоял лично Платон Лебедев. Когда Ходорковский и Лебедев оказались за решеткой, менеджмент банков «Траст» (ранее Доверительный и Инвестиционный банк) и «Менатеп СПб» предложил им продать банковские активы. Что интересно, арестанты тут же согласились. Было озвучено, что избавление от непрофильного для ЮКОСа банковского бизнеса на руку, как акционерам группы «Менатеп», так и менеджерам банка.

    Таким образом, менеджмент во главе с Председателем правления банка «Траст» Ильей Юровым приобрел банки с совокупным капиталом 300 млн. долларов всего за 106 млн. долларов. Фактически владельцы продали свою собственность за треть стоимости! Независимые эксперты открыто назвали такую операцию «нерыночной». По мнению аналитика Standard & Poor's Екатерины Трофимовой, для обеих сторон главным в сделке было сохранение функционирующего банковского бизнеса, а определение цены - лишь вторичным. Для умевших считать свои и чужие деньги Ходорковского и Лебедева заключение подобной, мягко говоря, невыгодной сделки – это признание своей деловой несостоятельности. Неужели никто из участников рынка не был готов заплатить хотя бы две трети реальной стоимости банков? А может, банки нужно было продать именно Юрову и его компаньонам?

    Илья Юров пришел работать к Михаилу Ходорковскому в «Менатеп» в 1994 году так же, как и Леонид Невзлин – по объявлению в газете. Как признается сам банкир, его взяли на службу простым специалистом. Усердие и труд позволили Юрову в 1996 году занять должность начальника казначейства банка «Менатеп». В 1999 году Юров стал первым заместителем Председателя правления Доверительного и инвестиционного банка (ДИБ), который в октябре 2003 года был переименован в банк «Траст». В своих интервью Юров признавал, что в качестве управляющего банка больше контактировал именно с Ходорковским. Не исключено, что лично Ходорковский стоял за его продвижением по карьерной лестнице.

    Роль ДИБа для империи МБХ трудно переоценить. Во-первых, в банке хранила деньги большая часть акционеров группы «Менатеп». Личный пример показывал сам Ходорковский. Заработную плату он получал так же через структуры ДИБа. Причем, неуплата налогов главой ЮКОСа, за что он был в итоге осужден, была построена на схеме, в которой участвовал банк. Как это происходило, наиболее понятно будет из схемы, которой пользовался начальник Правового управления ЮКОСа Василий Алексанян.

    Следствие подозревает ныне арестованного Алексаняна в том, что под прикрытием страхового договора с ЗАО «ПСК», тот получал свою немаленькую заработную плату. Алексанян оформил договор страхования жизни, для чего взял льготные кредиты в банке. Реально заработанные деньги на счет в ДИБе поступали под видом страховых выплат «ПСК» и с них, естественно, не взимались налоги. Перед государством Алексанян отчитывался по упрощенной налоговой схеме. Начальник Правового управления знал, что указанное ежемесячное пополнение его счета производится за счет начисляемой ему заработной платы за исполнение своих трудовых обязанностей, а договоры долгосрочного страхования жизни оформлены лишь с целью сокрытия его фактических трудовых доходов. Всего в 2000 году Алексанян под видом страховых выплат получил вознаграждение в размере 4 млн. 63 тыс. рублей. Схема действовала не один год. Ее использовали все высшие руководители ЮКОСа. Так что о единичном случае злоупотребления законом, который банкиры проглядели, не может быть и речи.

    Другую, не менее значимую роль банк играл, как посредник в расчетах предприятий ЮКОСа: «Юганскнефтегаза», «Томскнефти» и т. д. В банке находились счета этих компаний. После покупки «Томскнефти» в 1998 году, под контролем высшего руководства ЮКОСа была проведена уникальная афера по отчуждению акций предприятий этой компании: «Ачинского НПЗ», «Новосибирского предприятие по обеспечению нефтепродуктами», «Томскнефтепродукта», «Хакаснефтепродукта», «Томскнефтегеофизики». Общая стоимость отчуждаемого имущества составила 3 млрд. 621 млн. 563 тыс. рублей. Акции предприятий после присвоения прошли процедуру легализации через десятки оффшорных компаний и в итоге осели на счетах ДИБа, где следствие и заблокировало их дальнейшее движение.

    Банк беглой «русской демократии»

    Казалось бы, претензии к банку в участии в грязных делах Ходорковского должны быть сняты сразу после того, как Юров с компаньонами выкупил «Траст» и «Менатеп СПб». Контрольные пакеты акций банков - 68, 4 % акций ИБ «Траст» и 99, 4 % «Менатеп СПб» ( ныне Национальный банк»Траст») перешли в собственность ЗАО «Управляющая компания «Траст», которая принадлежит кипрской компании ТВ Holdings CO. Кипрским оффшором, в свою очередь, владеют пятеро членов совета директоров обоих банков. Юров имеет в собственности 39, 7 % акций Инвестбанка и 27, 2 % акций Нацбанка «Траст». Остальные акции распределены между другими партнерами равными долями.

    После покупки банковских активов менеджеры открыто дистанцировали себя от прежних владельцев. Однако, с уверенностью можно сказать, что и сегодня банки «Траст» беглая олигархия в Израиле и Великобритании используют в качестве финансового инструмента для воплощения своей разрушительной политики в России. В первую очередь речь идет о фонде "Открытая Россия", счета которого в банке «Траст» были заблокированы лишь в марте 2006 года.

    Фонд «Открытая Россия» был учрежден Ходорковским в декабре 2001 года. В качестве основной задачи декларировалось содействие развитию программ, способствующих углублению взаимопонимания между Россией и Западом. На самом деле «Открытая Россия» не долго придерживалась заявленных задач. Уже в 2002 год на базе фонда возник целый ряд проектов, носящих политические цели. В эти программы ЮКОС вкладывал огромные деньги – до 20 млн. долларов в год, а на их освещение в СМИ в десятки раз больше.

    По словам бывшего директора по стратегическому планированию ЮКОСа Алексея Голубовича, если до кризиса 1998 года группа «Менатеп» тратила на СМИ и разного характера другие околополитические расходы до 100 млн. долларов в год, то в период расцвета "ЮКОСа" эта сумма была в 2,5-3 раза больше. При этом, заявляя о благотворительности проектов «Открытой России» организаторы фонда во главе с Ходорковским не стеснялись заниматься отмыванием средств. За 7 месяцев 2004 года со счетов компании «ЮКОС-Москва», якобы, в виде благотворительной помощи общественным организациям и фондам, расположенным по всей России, было перечислено 342 млн. рублей.

    Соответствующие распоряжения подписывал заместитель управляющего делами компании Алексей Курцин. Только вот направляемые средства не доходили до инвалидов. Деньги обналичивались и передавались вице-президенту компании «ЮКОС-Москва» Михаилу Трушину, который в настоящее время находится в международном розыске. Курцин же приговорен судом к 14 годам колонии строгого режима.

    Что интересно, даже после уголовного процесса, деньги продолжали поступать на счета «Открытой России» в банке «Траст».

    Негласный контроль за действиями фонда осуществлял самый одиозный акционер группы «Менатеп» Леонид Невзлин. Интересы беглого олигарха официально представляет член правления «Открытой России» и бывший вице-президент Российского еврейского конгресса Александр Осовцов, доставшийся Невзлину «по наследству от Гусинского» и успевший поработать в РЕКе под началом Леонида Борисовича… Видимо, предоставление «Открытой России» - детищу Ходорковского надежной финансовой площадки для осуществления своей деятельности, стало логичным продолжением отношений банка с опальными олигархами. Возможно, предоставление таких возможностей было одним из условий столь невыгодной продажи банков.

    Что касается Невзлина, то он не раз заявлял, что готов поддержать другого «российского демократа» в качестве кандидата на пост президента России – Михаила Касьянова. Связь бывшего премьер-министра с банком «Траст» опосредованная. Следственные органы считают, что среди компаний-клиентов «Траста» в свое время был Российский банк развития (РосБР). Его президент Татьяна Рыскина всегда считалась протеже Михаила Касьянова. Сам бывший премьер в свое время возглавлял наблюдательный совет РосБР. Таким образом, по финансовым бумагам из «Траста» можно было проследить движение денежных средств РосБРа и Касьянова. В «Трасте» и «Менатепе СПб» пару лет назад проводились соответствующие изъятия документов.

    Не смотря на то, что Юров и его коллеги не единожды заявляли, что расстались с капиталом «юкосовцев», в марте 2006 года, на счетах банка следственные органы заблокировали около 6 млн. долларов «Открытой России», как известно, участвовавшей в финансировании пиар-компаний бывших владельцев ЮКОСа. Следствие считает, что деньги, находящиеся на счетах «Открытой России», в свое время были получены Ходорковским преступным путем.

    «Траст» - почерк ЮКОСа

    Все вышеперечисленное дает повод полагать, что и сегодня за финансовыми претензиями «Траста» к ЮКОСу и арбитражными процессами стоят интересы группы «Менатеп». Хотя бы потому, что деньги, которые требует от компании банк, в свое время принадлежали команде Ходорковского. Именно у группы «Менатеп», сконцентрировавшей ворованные активы в оффшорах, есть желание и основания вернуть себе хоть часть утерянного капитала.

    Суть судебной тяжбы, длившейся полгода, такова. В феврале 2004 года ЮКОС купил векселя ООО «Технопромстройпроекта» и ООО «Индустрия-Импульс» на 1,5 миллиарда рублей. Банк «Траст» выступил поручителем по векселям и взял их на хранение.

    В феврале 2005 года банк списал ценные бумаги, как было установлено в ходе судебных слушаний, на основании документов, где были подделаны подпись сотрудника ЮКОСа и печать компании. Суд признал, что банк виновен в финансовой махинации и обязал «Траст» выплатить 1,5 млрд. рублей

    Вслед за этим, банк подал встречный иск на 3 млрд. рублей. У «Траста» оказалось на руках 5 векселей ЮКОСа. Есть сведения, что ответчики утверждали, что эти векселя так же принадлежат ЮКОСу. Однако, в суде не удалось доказать, что «Траст» владеет векселями незаконно. Вследствие этого Арбитражный суд вынес решение в пользу банка. Таким образом, ЮКОС обязан уплатить «Трасту» с учетом собственного иска 1,5 млрд. рублей.

    Утряска финансовых претензий перед продажей, дело, собственно говоря, обычное. Для «Траста» 1,5 млрд. рублей деньги хоть и большие, но не гигантские. Вступление банка в тяжбу – следствие скорее внешних факторов, нежели внутренних потребностей. В затеянной игре главное показать на чьей ты стороне. Это сигнал «Траста» акционерам «Менатепа» - мы с вами, ребята! И попытка поставить палки в колеса основному претенденту на активы ЮКОСа – «Роснефти». Доверительные отношения Ходорковского и руководства «Траста», поддержка в финансировании пиар-проектов гонимых олигархов… «Отколоть кусочек» от своей бывшей компании – разве это не приятно, как акционерам «Менатеп», так и тем, кто долгие годы обеспечивал и обеспечивает их интересы?

    Михаил Ростов, корр. Пресс-центра «Приговор»

    Пресс-центр «Приговор»

     



  • На главную