• Президент банка ВТБ-24 Михаил Задорнов: о кризисе в России речи не и www. fontanka. ru/2012/10/12/127/">Fontanka. ru</a>&subject=Fontanka. ru - Президент банка Р’РўР‘-24 Михаил Задорнов: Рѕ РєСЂРёР·РёСЃРµ РІ Р РѕСЃСЃРёРё речи РЅРµ идет" target="_blank" title="Опубликовать в своем блоге livejournal. com">

     

    Впервые после кризиса ставки по банковским депозитам государственных банков достигли двухзначных цифр. О повышении ставок по ряду вкладов и о запуске вклада с процентной ставкой на уровне 10% 10 октября объявил банк ВТБ24. Эксперты рекомендуют инвестировать средства в депозиты, так как в перспективе ставки уже едва ли будут расти дальше. О том, как выгоднее сберечь деньги, а также о финансовых прогнозах на ближайшую перспективу «Фонтанка» поговорила с президентом-председателем правления ВТБ24 Михаилом Задорновым.

    - Михаил Михайлович, как изменились ставки банка ВТБ24 по депозитам и почему вы приняли решение откорректировать ставки по вкладам?

    - С 11 сентября наш банк увеличил процентные ставки практически по всей линейке вкладов. Повышение составило 0,5 - 1,5% годовых. В результате теперь максимальная ставка по базовым розничным вкладам составляет 9% годовых, а по вкладу «Растущий доход» - 10% годовых.

    Причин изменений несколько. Во-первых, увеличилась стоимость денег на российском рынке. Дело в том, что кредитный портфель российских банков растет в этом году на 25 - 26%. Рост по розничному кредитованию и вовсе составляет 40%. При этом граждане не слишком активно несут средства на депозиты. Вклады растут медленнее кредитов, демонстрируя динамику примерно в 18 - 19%. Не увеличивается и объем вкладов юридических лиц. В банках средства предприятий находятся на том же уровне, что и в конце прошлого года. В результате опережающий рост кредитования увеличивает стоимость денег как любого дефицитного ресурса.

    Основным источником пополнения ликвидности для банков на сегодняшний день является ЦБ. Сейчас он консолидировал 10% всех пассивов банковской системы. Повышая стоимость денег вслед за ЦБ, банки одновременно должны привлекать и депозиты по более высоким ставкам.

    - Увеличение ставок по рублевым вкладам является сигналом срочно уходить в валюту и готовиться к новой волне экономического кризиса?

    - Отнюдь, ведь ставки по депозитам были очень высокими в разгар кризиса 2008 - 2009 годов, но не были предвестниками финансовой нестабильности. Рублевые ставки были велики из-за того, что население массово перешло в валютные вклады. И в 2011 году, когда ситуация стала выправляться, ставки только снижались. Повышение депозитных ставок началось с осени прошлого года в связи с ужесточением монетарной политики Центробанка и объективно более быстрым ростом потребительского кредитования.

    Сейчас, безусловно, ни о каком кризисе в России говорить не стоит. Увеличение ставок по депозитам вызовет лишь повышение ставок по кредитам. Соответственно, спрос на кредиты будет замедляться, что будет негативно воздействовать на экономический рост. Ведь именно внутренний спрос сейчас во многом формирует показатели российской экономики.

    С другой стороны, очевидные позитивные ставки по вкладам позволяют гражданам сберегать свои вложения, что хорошо для экономики, поскольку способствует снижению инфляции. А это особенно актуально сейчас, когда мы столкнулись не только с повышением тарифов естественных монополий на перевозки, газ, энергию, но и с глобальным скачком цен на продовольствие, который связан с неурожаем в США и России.

    Будем надеяться, что рост инфляции будет носить временный характер и тренд на снижение цен мы увидим уже в конце первого квартала следующего года. Если это произойдет, то кредитные ставки вновь пойдут вниз.

    - Вслед за ростом ставок по депозитам нам следует в ближайшей перспективе ожидать повышения ставок по кредитам?

    - Да, ставки по кредитам, к сожалению, будут повышаться. Наш банк постоянно следит за ситуацией на рынке и, разумеется, не может оставаться в стороне от общей тенденции. Хочу сказать, что в ближайшие дни мы не собираемся менять ставки по кредитам, но в более долгосрочной перспективе можем это сделать.

    Отмечу, что мы работаем в том сегменте банковского рынка, где средства привлекаются за счет вкладов населения и малого бизнеса и идут на кредиты населению.

    - В рамках повышения ставок по кредитам не будете ли вы ужесточать политику выдачи займов населению?

    - Кредитная политика ВТБ24 всегда была более консервативна, чем у других игроков на рынке. Мы еще осенью прошлого года ужесточили процедуры оценки заемщиков практически по всем кредитам: от ипотечных до кредитов наличными – в связи с первыми сигналами о кризисе в европейской экономике. Именно поэтому сейчас принимать дополнительные меры нам уже не нужно. Напротив, по нашим свежим кредитным портфелям мы видим низкий уровень рисков.

    В отличие от Центрального банка, я не вижу опасности в нынешнем уровне роста потребительского кредитования. Я не прогнозирую возникновения повышенных рисков, по крайней мере в ближайшие два года. Дело в том, что как по проникновению банковских структур в стране, так и по доле кредитования в ВВП, мы еще отстаем не только от развитых, но и от развивающихся рынков, таких, как Турция и Бразилия. И у нас есть потенциал для роста. Просто сейчас быстро «выбирается» разница между Россией и развивающимися государствами.

    - Какова на сегодня наиболее правильная, на ваш взгляд, стратегия накопления денежных средств? Какую часть сбережений надо хранить в рублях, какую - в валюте? Какие валюты помимо доллара США лучше всего выбрать? Имеет ли, скажем, смысл приобретать сейчас швейцарские франки или сингапурские доллары?

    - Я думаю, в России никто в сингапурские или австралийские доллары сбережения не переведет. У нас помимо долларов США и евро клиенты традиционно держат деньги в швейцарских франках и британских фунтах. И эта политика себя оправдала с учетом роста этих валют. Но все-таки такая стратегия подходит далеко не всем клиентам. На более длительную перспективу я бы рекомендовал хранить средства в рублях в надежном отечественном банке. Часть средств – скажем, одну треть от общего объема – можно сберегать в иностранной валюте для нивелирования рисков. На сегодня лучше всего для этого использовать доллары США. Так как по евро сохраняется неблагоприятный прогноз.

    - Достаточен ли, на ваш взгляд, уровень доверия россиян к вкладам в отечественные банки? И привлечет ли новых вкладчиков увеличение суммы страхования от АСВ до 1 млн рублей, о котором говорят в правительстве? Как вы относитесь к этой инициативе?

    - Доверие к банкам существует. Мы видим это по хорошим темпам прироста депозитов с 2010 года. Население разместило в банках уже свыше 12 трлн рублей. Совершенно ясно, что система страхования вкладов себя полностью оправдала.

    И в этой связи повышение максимального уровня страховых возмещений, безусловно, будет воспринято позитивно. Важно, правда, предпринять ряд мер, которые бы способствовали укреплению системы. А именно ввести механизм, позволяющий дифференцировать размер отчислений в фонд страхования АСВ, в зависимости от рискованности политики того или иного банка. Я также выступаю за то, чтобы вкладчики обанкротившегося банка теряли накопленные проценты. Это необходимо для того, чтобы вкладчики наравне с другими игроками финансового рынка несли свою долю риска, выбирая банк. Ведь не может быть так, чтобы человек получал доход, вообще ничем не рискуя.

    - В связи с повышением суммы страхования ожидаемо возрастут суммы отчислений банков в фонд АСВ.

    - Разумеется, нагрузка возрастает на банки, а в итоге на вкладчиков. Мы уже сейчас перечисляем в фонд страхования 40 копеек в год с каждой привлеченной сотни рублей. Де-факто эти 40 копеек не доплачиваются соответствующему вкладчику. Конечно, если бы норматив отчислений у АСВ был пониже, то банки могли бы активнее поднимать ставки по депозитам.

    - Почему, по вашему мнению, ЦБ на прошлой неделе не стал повышать ставку рефинансирования, хотя заявлял, что собирается это делать? Ждете ли вы повышения ставки рефинансирования в ближайшей перспективе, например до конца года?

    - До конца года Центробанк, вероятно, еще раз повысит ставку рефинансирования. Из-за того, что инфляция не замедляется, а прирастает, что, в свою очередь, является серьезным риском для экономики. Повышение ставки будет способствовать некоторому охлаждению и кредитования, и спроса.

    - По вашим прогнозам, речь может идти о повышении на четверть процента или больше?

    - С учетом предыдущего повышения на четверть пункта, полагаю, новое повышение также будет в этих рамках.

    - Финансовый рынок в последнее время буквально живет новостями из США. Все ожидают разных последствий от выборов в этой стране. Как, по-вашему, приведет ли новая администрация Америку к новому витку кризиса?

    - Американская экономика сегодня гораздо здоровее, чем экономика Европы. Во-первых, потому, что они уже прошли острую стадию кризиса, пережив массовую потерю ипотечного жилья и пик безработицы - выше 9%, - что для США не так много. Фактически они первыми вошли в кризис, еще в 2007 году, и самое страшное у них уже позади. Во-вторых, американцы смогли быстро и эффективно очистить свою банковскую систему, дав обанкротиться одним банкам и национализировав ряд других. В результате банковская система США сейчас здоровее, чем европейская.

    Американская экономика медленно, но выздоравливает. Темпы ее роста в этом и следующем году будут больше двух процентов.

    Кроме того, американцам не сложно сбалансировать свой бюджет. Для этого им достаточно лишь отменить налоговые льготы, введенные еще Бушем для некоторых слоев населения, и сократить часть расходов. Проблема в том, что американское общество расколото пополам относительно того, за счет чего нужно сокращать расходы. Одна часть населения считает, что налоги нельзя поднимать и что необходимо сокращать расходы. Другая уверена, что необходимо повысить налоги для богатых, а расходы, например на медицинские программы, сокращать нельзя. Это идеологические противоречия, которые затрудняют процесс принятия решений в политике. И я не думаю, что победа республиканцев как-то серьезно повлияет на положение американской экономики и американского общества.

    - Европа менее стабильна, чем США. А ожидаете ли вы дефолт Греции, о котором на этой неделе снова заговорили эксперты?

    - Я не ожидаю ни дефолта Греции, ни развала еврозоны, потому что это отбросит Европу на 20 - 30 лет назад. Кроме того, последнее заявление главы ЕЦБ Марио Драги говорит нам о том, что Европейский центробанк фактически берет на себя роль кредитора последней инстанции, который будет скупать долги европейских стран.

    Просто надо понимать, что процесс выхода из нынешней рецессии займет у Европы длительное время. Это обусловлено необходимостью принятия ключевых решений не в одном месте, а на уровне ряда правительств государств Евросоюза.

    - Когда вы ожидаете оживления европейской экономики?

    - Полагаю, стоит ждать этого не раньше 2014 года.

    - Возможно, странам Европы следует выйти из зоны евро и вернуться к национальным валютам?

    - Это невозможно без колоссального снижения жизненного уровня в этих странах, на что европейцы не пойдут.

    - Россия, конечно, не может не реагировать на кризис в Европе, равно как и на колебания цен на нефть. Какой прогноз вы дадите по цене на сырье на ближайшее время? Минэкономразвития на этой неделе озвучило прогноз, согласно которому стабилизационного фонда России хватит на 1,5 года, если нефть будет стоить 60 долларов за баррель. Насколько, по вашему мнению, вероятен такой сценарий?

    - Мы считаем, что этот сценарий маловероятен. Сценарий с ценой барреля на уровне $80 представляется более возможным. Пока в своих расчетах мы руководствуемся прогнозируемой ценой в $90 - 95 за баррель. Эти цифры позволяют спокойно сбалансировать бюджет и в целом не угрожают устойчивости рубля.

    - Вы согласны с тем, что нефть уже достигла своего пика цены и не может стать дороже?

    - Она может стать немного дороже, но демонстрировать устойчивый рост, как это было с 2000 по 2007 год, она не будет. Возможно, это к лучшему для российской экономики, потому что высокие цены на нефть несколько расслабляют наше население и правительство.

    - Считаете ли вы, что российская экономика все же может переориентироваться с сырьевой на промышленную?

    - Не только может, но и обязана это сделать. На самом деле, обновление уже происходит, и не только в инновационных, но и в традиционных отраслях. Число людей, занятых в финансовом секторе, также растет. Мы создаем новые престижные рабочие места.

    - Если говорить о финансовой сфере, то ожидаете ли вы продолжения оттока капитала из России в следующем году?

    - К сожалению, да. Пока трудно сказать, каким он будет. Мы не знаем, в каком объеме будут иностранные инвестиции, какой будет приватизация. Видимо, отток будет меньше, чем в этом году. Но все же он будет.

    - В последнее время правительство активно заговорило о необходимости создания мегарегулятора? Нужен ли он российскому рынку?

    - России, безусловно, нужен мегарегулятор. Группа ВТБ всегда выступала за создание такого института. Страховая, банковская сферы, государственные пенсионные фонды, сфера управления длинными деньгами пересекаются. И только единый надзорный орган может понимать происходящее в финансовом секторе. Также нужны единые условия регулирования, с использованием международной финансовой отчетности, что облегчит работу по ведению бизнеса в финансовой сфере и снизит риски в долгосрочной перспективе. Сейчас регулятором в банковской сфере выступает ЦБ. Кризис показал, что его работа не идеальна. Однако банковский надзор сейчас лучше, чем надзор в страховой и пенсионной системах.

    Беседовала Маша Могилевская, «Фонтанка. ру»

     



  • На главную